Неизмеряемые критерии

В Бюллетене ведомственных нормативных актов РА (№6 от 2 марта 2010) опубликовано постановление Национальной комиссии по телевидению и радио “Об утверждении критериев телерадиопередач эротического характера, фильмов, содержащих сцены ужаса и явного насилия, а также передач, могущих оказать негативное воздействие на здоровье, умственное и физическое развитие, воспитание несовершеннолетних”, принятое 15 февраля нынешнего года. То есть критерии, вызвавшие так много шума, уже вступили в силу, и впредь, согласно требованиям статьи 24 Закона РА “О телевидении и радио”, подобного рода передачи должны транслироваться только в ночное время – с 24.00 до 06.00 часов.

Хотя руководители почти всех вещательных СМИ молча согласились с внедрением этой, на наш взгляд, новой “дубинки” против теле- и радиокомпаний, тем не менее, попробуем представить содержащиеся в документе преграды, которые угрожают именно их нормальной деятельности.

Как отмечалось еще в период обсуждений, устанавливаемые критерии должны быть такими, чтобы не давали возможности для принятия субъективных решений. Между тем, опубликованный документ дает простор для проявлений волюнтаризма. То есть критерии могут применяться избирательно – чтобы наказать, заставить замолчать того или иного неугодного вещателя.

Чтобы не быть голословными, приведем примеры. Согласно второму пункту документа, “… содержащими ужас и явное насилие считаются те фильмы, которые демонстрируют … сцены, вызывающие чувства страха, тревоги, безысходности, или вводящие в ужас”.

Мировой кинематограф, в том числе и советский, создал многочисленные фильмы на военные темы, большинство которых содержит сцены, вызывающие ужас, – баталии, взрывы бомб, кровь, трупы и т. д. Да и почему только военные картины? Можно привести сотни примеров по другим фильмам, в том числе детским. Например, известный детский фильм “Джуманджи” содержит множество сцен ужасов. И поскольку такие понятия, как “вызывающие чувства страха, тревоги, безысходности” или “вводящие в ужас”, крайне субъективны (например, батальные сцены и кадры после сражений могут членов НКТР ввергнуть в ужас, а тысяч телезрителей – нет), то комиссия каждый показ такого фильма до 24.00 может считать нарушением (а может и не считать – в зависимости от степени благосклонности “верхов” к данной телекомпании). Чувства страха, тревоги, тем более безысходности невозможно измерить, то есть это – неизмеряемые критерии, а строго говоря – вообще не критерии.

Мы не будем рассматривать проблему, касающуюся теле- и радиопередач эротического характера, так как без определения того, что это такое, комиссия отмечает только, что можно и что нельзя в таких передачах. Как говорится, комментарии излишни.

Пожалуй, больше всего беспокойства вызывает третий пункт документа. Приведем его полностью.

“3. Передачами, могущими оказать негативное воздействие на здоровье, умственное и физическое развитие, воспитание несовершеннолетних, считаются те, которые:

а) искажают исторические события, включенные в общеобразовательные учебно-воспитательные программы, дискредитируют и унижают национальных деятелей, культурное наследие”;

б) унижают и дискредитируют национальную церковь и проповедуемые ею ценности;

в) отрицают нравственные нормы, пропагандируют аморальный образ жизни, принижают роль образования и воспитания;

г) способствуют распространению в обществе нравов, манеры поведения, лексики криминального мира, романтизации образов преступников и их жизни;

д) показывают наркоманов и пьяниц или подражают им – без осуждения наркомании и пьянства;

е) издеваются или, издеваясь, подражают лицам с физическими и душевными недугами;

ж) содержат вульгаризмы и нецензурные выражения.”

Начнем с подпункта (а). Непонятно, почему на умственное и физическое развитие, воспитание несовершеннолетних должны негативно воздействовать передачи, где исторические события представлены не так, как в учебниках. И разве любая точка зрения, отличная от написанного в этих учебниках, уже является искажением? Мы уверены, что еще более негативное воздействие на воспитание детей оказывают догмы и принуждение к безусловному их признанию. Далее, кто составлял список тех национальных деятелей и культурного наследия, которых нельзя унижать и дискредитировать до 24.00 (а что, после 24.00 можно?). И что означает унижение того или иного деятеля? Только указание на его ошибки уже может быть признано унижением?.. Если мне не нравится какое-то сооружение, считающееся частью культурного наследия, то об этом я могу говорить по телевидению только после 24.00?.. А если скажу до полуночи, разве окажу негативное воздействие на воспитание несовершеннолетних?..

Понятно, что при необходимости любая передача на историческую тему может подпасть под эти “критерии” и привести к наказанию вещателя (если, конечно, решено наказать именно его). Так можно обсуждать пункт за пунктом, и каждый раз будут возникать все новые вопросы. Например, можно ли дискредитировать национальную церковь после 24.00? А другие церкви можно унижать в течение всего дня? Впрочем, довольно вопросов. После всего этого остается выяснить, что именно они, господа из НКТР, имели в виду, готовя этот абсурдный документ?..

Тем не менее одно для нас ясно: в нашей стране, где вся вещательная сфера, почти без исключений, контролируется (причем не столько НКТР, сколько правящей элитой), а здесь любой шаг вправо или влево считается “попыткой к бегству” и, соответственно, при этом “стреляют” без предупреждения, принятый документ может стать той “пулей”, которую пускают в “беглеца”…

А разрушительные последствия этого почувствуем все мы, если, конечно, в вещательной сфере осталось что рушить…

Месроп Арутюнян,

эксперт Комитета по защите свободы слова

Share