Коммерческая тайна или искусственная завеса секретности?

Подходы и принципы деятельности Национальной комиссии по телевидению и радио вызывают, по меньшей мере, удивление не только в бурный период проведения конкурсов по предоставлению лицензий на вещание, но и во время будничной работы.

21 февраля Комитет по защите свободы слова направил запрос на имя председателя НКТР Григора Амаляна с просьбой предоставить копии ряда заявок, представленных на конкурсы по лицензированию вещания на территории РА посредством цифровой сети, и прилагаемых к ним документов, а также связанной с этими конкурсами переписки с соответствующими организациями. В ответ из НКТР сообщили, что на определенных условиях готовы предоставить указанные документы для копирования, за исключением тех, которые содержат коммерческую тайну.

Чтобы избежать недоразумений, КЗСС направил еще один запрос НКТР, чтобы уточнить, какие именно документы считаются “содержащими коммерческую тайну”. Именно ответ на этот запрос и вызвал, мягко говоря, удивление и вновь заставил всерьез усомниться в наличии у НКТР желания обеспечивать открытость и прозрачность своей деятельности, что предусмотрено статьями 36 и 37 Закона РА “О телевидении и радио”. И вот почему. В ответном письме в числе документов, в предоставлении которых комиссия намерена отказать, указаны, прежде всего, договоры об осуществлении ретрансляции: в этих документах, мол, отмечается, что они не подлежат опубликованию без согласия сторон. Возможно, такая мотивировка может считаться обоснованной, хотя и она вызывает сомнения, потому что законом предусмотрено обеспечение прозрачности источников финансирования телекомпаний (статья 20 Закона РА “О телевидении и радио”). Но это лишь одна часть проблемы. Значительно труднее обосновать другое решение: “Одновременно Вам не будут предоставлены содержащиеся в делах (имеется в виду в заявках – А. А.) личные листки (CV) сотрудников компаний”. Фактически, по логике НКТР, эти “листки” тоже представляют собой коммерческую тайну?

К сведению комиссии, “личные листки” и “CV” – это далеко не одно и то же. “CV” является аббревиатурой латинского “Curriculum vitae”, что принято переводить как “трудовая биография/способности”. То есть этот документ не содержит секретных сведений, в том числе и личных. Просто человек обычно использует его по разным поводам для краткого представления полученного образования, профессионального опыта и навыков.

Спрашивается, для чего же нужно было НКТР создавать искусственную завесу секретности? Может, здесь считают, что даже “CV” позволят проанализировать и выявить не совсем беспристрастный подход комиссии при оценке конкурсных заявок? Ответы на эти вопросы КЗСС намерен получить в суде, предъявив иск против НКТР. А пока нелишне напомнить, что каждый член комиссии при вступлении в свою должность в установленном законом порядке произносит клятву, в которой содержится и следующее предложение: “… Клянусь, что свои обязанности буду выполнять беспристрастно, максимально добросовестно и честно, буду действовать в соответствии с принципами открытости, объективности и справедливости, независимо от какого-либо политического или экономического интереса”.

Анна Алоян, эксперт КЗСС

Ниже представляем копии переписки между КЗСС и НКТР.

Share

One Response to Коммерческая тайна или искусственная завеса секретности?

  1. Candie Январь 2, 2017 at 9:44 пп #

    Heya are using WordPress for your site platform? I’m new to the blog world but I’m trying to get started and create my own. Do you require any html coding knowledge to make your own blog? Any help would be really apedrciatpe!