Аудит радиочастот, предназначенных для вещания, оказался пустышкой

Комитетом по защите свободы слова на основе официального запроса, направленного в Министерство экономики РА, получен отчет о результатах аудита радиочастот, проведенного в Армении канадской компанией “Аэросистемс Интернэшнл”. В документе, состоящем из 141 страницы, вещательной сфере отведено лишь полторы страницы, и здесь нет ответов на главные вопросы, интересующие общественность. А именно: сколько частот в Армении предназначено для теле- и радиовещания, какие из них заняты и какие свободны?

Этими вопросами журналистские организации страны интересуются, по меньшей мере, уже третий год. А поводом послужил доклад эксперта Совета Европы Алека Томаса на состоявшихся в октябре 2009 в Национальном Собрании РА слушаниях по теме “Процесс дигитализации телерадиовещания и перспективы ее внедрения в Армении”. Здесь европейский эксперт заявил, что в Ереване есть неиспользованные частоты, и предложил провести аудит. Таким образом, по сути, были опровергнуты утверждения местных официальных лиц относительно того, что в тот период конкурсы по лицензированию вещания не проводились из-за отсутствия свободных частот. Более того, заявление эксперта Совета Европы стало косвенным обоснованием мнения ряда журналистских объединений о том, что объявленный в 2008-2010 мораторий на эти конкурсы преследовал цель сохранить статус-кво в тотально контролируемой вещательной сфере и не допустить появления здесь новых “игроков”.

Тем не менее, в связи с переходом с аналогового на цифровое вещание в стране был организован аудит радиочастот. Однако его результаты в течение продолжительного времени оставались недоступными – как для местной, так и для международной общественности.

В частности, в 2010 году Комитет по защите свободы слова дважды отправлял официальные запросы на имя занимавшего тогда пост председателя Межведомственной комиссии по внедрению на территории РА цифровой системы трансляции теле- и радиопередач, министра экономики РА Нерсеса Ерицяна с просьбой предоставить данные аудита, касающиеся вещательной сферы. Но в первом случае был получен ответ, что проект итогового отчета по проведенному аудиту обсуждается и после обобщения результатов будет представлен заинтересованным организациям. Во втором – что армянская сторона отклонила документ и вернула его канадской компании на доработку.

С тех пор прошло более года, и КЗСС направил в Министерство экономики новый запрос. На сей раз вместе с ответным письмом, подписанным министром Тиграном Давтяном, к нам поступил 141-страничный отчет по аудиту радиочастот. Как уже отмечалось, здесь вещательной сфере отведено лишь полторы страницы, и, по сути, эта часть документа не содержит ничего нового – лишь небольшой набор общеизвестных сведений, точнее – краткий обзор, причем крайне сомнительного качества. Отчет не дает абсолютно никакого представления об объективном состоянии вещательного спектра, его возможностях и неиспользованных ресурсах.

Так, в небольшом параграфе, касающемся телевещания, говорится лишь о том, что телевидение – основное средство информации в Армении, что “90% граждан доверяет(подчеркнуто нами — КЗСС) новостям и развлекательным программам”, что в стране имеются общественные и частные вещатели, большая часть которых сконцентрирована в столице; здесь указана тройка лидирующих по рейтингу телекомпаний, приведен перечень ряда региональных телекомпаний, а также отмечается, что в отдаленные районы страны телесигнал передается посредством Общественного телевидения Армении и ретранслируется с помощью местных передатчиков. Больше – ничего!

Судя по всему, авторы отчета хорошо понимали, что эта часть документа крайне неполноценна, поэтому в конце раздела отметили: “Из-за отсутствия современных автоматизированных данных трудно получить сведения об общем числе разрешений, предоставленных лицензий, о распределении спектра среди различных служб, а также относительно того, какая часть спектра используется в рамках данного распределения”.

Очень существенное замечание! То есть получается, что в вещательной сфере страны нет почти никакого учета и контроля, если аудиторы не смогли получить столь элементарных сведений. А может, канадской компании просто не предоставили этих данных? Во всяком случае, тот факт, что отчет в течение долгих месяцев обсуждался, а потом был возвращен на доработку (весьма странный шаг с точки зрения проведения независимого аудита, не так ли?), вызывает серьезные сомнения в искренности намерений получить объективную картину вещательной сферы.

А раз так, то зачем нужно было проводить аудит? Чтобы угодить международным структурам? Или чтобы имитировать бурную деятельность по переходу с аналогового на цифровое вещание? Может, нужно было создать дополнительные аргументы и при необходимости ссылаться на них, реализуя заранее разработанный сценарий дигитализации? Скорее всего, все эти предположения – и вместе взятые, и по отдельности – вполне уместны. И сегодня уже вполне очевидно, что когда в 2010, при обсуждении нового законопроекта “О телевидении и радио”, Нерсес Ерицян утверждал, что все технические решения по переходу на цифровое вещание приняты с учетом результатов аудита, это, мягко говоря, не соответствовало действительности. По двум простым причинам: во-первых, тогда еще аудит не был завершен; во-вторых, в подготовленном на его основе отчете нет достаточных сведений для принятия ответственных решений.

Ашот Меликян,

председатель КЗСС.

P.S. Ниже представлены отсканированные страницы отчета, касающиеся сферы вещания.

Share