Никаких реформ — только сохранение статус-кво

Стало известно ещё об одном изменении в Законе РА «О телевидении и радио», которое было принято в условиях секретности

Неизвестное нам законодательное изменение было выявлено весьма неожиданно. Когда на днях мы знакомились с условиями конкурса по лицензированию деятельности частной сети цифрового вещания (частного мультиплекса), объявленного Комиссией по телевидению и радио (КТР), мы заметили, что, в отличие от предыдущих подобных тендеров, на этот раз заявки принимаются в течение не 3-х, а 6-ти месяцев. В ответ на наш вопрос, чем объясняется подобное нововведение, член КТР Армен Мкртчян заявил: “Это -требование закона”.

И действительно, оказалось, что в закон внесено соответствующее изменение, что стало для нас, долгие годы занимающихся проблемами сферы вещания, настоящим откровением. Оно, это изменение, принято парламентом страны 10 октября 2017 года, и согласно нему в упомянутых выше конкурсах сроки принятия документов продлены с 3-х месяцев до 6-ти. Судя по всему, автора этого документа — бывшее правительство, а также КТР пойти на такой шаг побудил тот факт, что проведённые в 2016 и 2017 годах конкурсы были объявлены несостоявшимися из-за того, что в 3-х месячный срок не было подано ни одной заявки.

На протяжении ряда лет ответственный за сферу вещания орган так и не понял, что отсутствие заявок объясняется не сроками их представления, а содержащимися в законе неприемлемыми условиями и требованиями,  предусмотренными для создания частного мультиплекса. Они непривлекательны в смысле бизнеса и не имеют перспективы — с точки зрения развития сферы вещания. К примеру, по действующему закону, владелец частного мультиплекса — мультиплексор — обязан осуществлять вещание исключительно посредством собственной  коммуникационной сети, то есть что-либо брать в аренду не разрешается. Вещание должно охватить всю территорию страны. То есть, сфера отдаётся крупному бизнесу, а создание мультиплекса в одной или нескольких общинах, или же в отдельных областях исключается. Кроме того, для деятельности частного мультиплексора установлена чрезвычайно высокая государственная пошлина — 100 миллионов драмов.

Именно эти условия и требования являются действительными причинами того, почему в конкурсах никто не принял участие. И эти причины намного более серьёзные, нежели продлевающий сроки принятия документов примитивный и не решающий проблему подход, получивший силу закона, причем без действительно открытых общественных обсуждений.

Между тем при внесении разумных законодательных изменений и формировании частного мультиплексна решились бы, как минимум, две важнейшие проблемы. Во-первых, была бы преодолена монополия на общественную (государственную) цифровую сеть вещания, и, во-вторых, создалась бы возможность, чтобы действующие в областях более десяти местных телекомпаний, которые, будучи вытесненными из процесса оцифровки, оказались в крайне тяжёлом положении, смогли бы продолжить свою деятельность.

Три журналистские организации — Комитет по защите свободы слова, Ереванский пресс-клуб и Центр медиа инициатив – в течение многих лет поднимали эти проблемы, разрабатывали и представляли в парламент целый ряд законодательных предложений. Однако прежней власти и сформированной ею Комиссией по телевидению и радио эти предложения всегда казались слишком либеральными и даже революционными. И хотя в соседней Грузии те же подходы давно с успехом применяются, у нас они всегда отвергались.

Чем же это объясняется? Предыдущая власть всегда стремилась иметь контролируемую сферу вещания, покорно служащую ей. И это, в основном,  удавалось. Следовательно, нужно было сохранить статус-кво, а не осуществлять реформы и модернизировать взаимоотношения в вещательной сфере. Именно поэтому почти все изменения и дополнения в Законе “О телевидении и радио” были разработаны за закрытыми дверями. А затем этим документам придавался статус безотлагательных, и в течение нескольких дней они принимались парламентом. Обсуждения с заинтересованными журналистскими организациями, как правило, считались излишними. А вовлечение этих общественных организаций на этапе разработки законопроектов вообще исключалось. То же самое произошло и с упомянутым выше законодательным изменением.

Однако поскольку действительно наступили другие времена, будем надеяться, что революционные реформы коснутся и сферы вещания.

 

КОМИТЕТ ПО ЗАЩИТЕ СВОБОДЫ СЛОВА

 

Share