БЕЗОПАСНОСТЬ ИЛИ ПРИКРЫТИЕ ДЛЯ КОРРУПЦИИ? Неконтролируемые расходы первых трех лиц государства

Информация о закупках, касающихся деятельности первых трёх лиц Армении, с 2017 года является государственной тайной. Это зафиксировано изменениями и дополнениями, внесенными в Закон РА “О закупках” в декабре 2016 года.

Еще в 2013 году Министерство финансов поставило под сомнение безопасность президента, премьер-министра и председателя Национального Cобрания страны, посчитав, что она прямым образом связана с их протоколом, проживанием, приобретением продовольствия и транспортными услугами. Иными словами, с секретностью представительских расходов. Насколько это ведомство имеет право заниматься вопросами безопасности — другой вопрос. Упомянутые изменения в законе, безусловно, имели политический подтекст: готовилась законодательная основа для продолжения пребывания у власти правящей тогда Республиканской партии Армении и, в первую очередь, Сержа Саргсяна. А для той власти была характерна минимизация свободы информации.

Когда вносились эти законодательные изменения, не было никаких возражений ни от президента, ни от премьер-министра, ни от председателя парламента. Поэтому можно предположить, что инициатива исходила именно от них, или, во всяком случае, получила их одобрение.

Одним из авторов законодательных изменений был депутат от Республиканской партии, председатель постоянной комиссии НС по экономическим вопросам Вардан Айвазян, который был убежден, что, к примеру, место питания президента должно быть государственной тайной. Но неужели прозрачное расходование средств из госбюджета, формирующегося за счет выплат налогоплательщиков, хоть в какой-то степени угрожает должностному лицу? Вопросов, вызывающих беспокойство, много. К примеру, у какого поставщика осуществляются закупки? Нет ли коррупционных рисков или конфликта интересов? На каких условиях проводятся соответствующие конкурсы?  С каким размахом организовываются приемы гостей? Какие суммы предусмотрены на поездки и подарки? Граждане страны не получат ответы на эти вопросы, что противоречит принципам прозрачности власти и ее подотчетности обществу.

В 2014 году законопроект был подвергнут серьёзной критике в Национальном Собрании, затем — предан забвению. Но уже 16 декабря 2016 года второпях, без серьезных обсуждений, в условиях неосведомленности многих парламентариев, парламент принял изменения в законе. В частности, депутат от фракции Армянский  национальный конгресс Арам Манукян был возмущён тем, что даже не успел ознакомиться с поспешно представленным проектом. Тогдашний председатель парламента Галуст Саакян также не знал, что отныне его расходы будут держаться в тайне. В то время премьер-министром был Карен Карапетян, имевший свое мнение относительно злоупотреблений в системе госзакупок: “примитивное воровство”.

Нынешний министр социального обеспечения Мане Тандилян, которая ещё до принятия закона “О закупках” имела опасения и сомнения, сегодня повторяет: “Есть необходимость вновь рассмотреть — насколько это оправданно. О какой безопасности шла речь, из-за чего внесены изменения в этот закон? Ответов на эти вопросы не было тогда, у меня их нет и сейчас. В то же время не исключаю, что они есть. Вот в чем вопрос. Насколько эти процедуры находятся за рамками коррупционных схем — предмет совершенно других обсуждений, и нужно использовать правильные механизмы”.

По поводу этой проблемы выражает беспокойство и экономист Ашот Хуршудян. Он вспоминает, что предложения о внесении изменений в закон были представлены в то время, когда общество стало интересоваться расходами должностных лиц, а также когда начались расследования. Ашот Хуршудян уверен: “Ничто в госзакупках не должно быть тайной для общества”. Экономист также утверждает, что “выражение “представительские расходы” — весьма широкое понятие. Это — расходы, связанные с приобретением продовольствия, приемами, подарками, даже с охраной дач. Но в системе всех этих закупок нет прозрачных механизмов контроля”.  И действительно, согласно Министерству финансов, под строкой “представительские расходы” каждое ведомство может предусмотреть различные мероприятия и суммы, здесь нет какой-либо четкой дифференциации.

О каких объемах закупок идет речь, какая сумма остаётся тайной?

Согласно данным, предоставленным Министерством финансов Армении, представительские расходы президента Армении в 2014 году составили 277,3 млн. драмов, председателя Национального Собрания — 139,9 млн., премьер-министра — 90,1 млн. В 2015 году эти суммы соответственно составили 261,6 млн., 179 млн., 105,5 млн. драмов. В 2016 году — 210,9 млн., 150 млн. и 93,2 млн. драмов. Кстати, президент и председатель парламента почти полностью потратили выделенные суммы, тогда как премьер-министры сэкономили определенную их часть. Ещё один любопытный факт: средства, израсходованные председателем Национального Собрания и премьер-министром, в совокупности меньше или почти равны расходам президента. Если сложить представительские расходы первых трех лиц государства, получатся следующие суммы: в 2014 году — 507,3 млн., в 2015 — 546,1млн., в 2016 — 454,1 млн. драмов.

Как бы депутат от Республиканской партии Самвел Никоян в беседе с нами ни утверждал, что и после внесения изменений в Закон РА “О закупках” эти данные будут по-прежнему публиковаться, и секретным будет, к примеру, лишь место питания первых трех лиц государства, а не потраченная сумма, из Министерства финансов мы получили противоположную информацию. А именно: с 2017-го года сведения об этих расходах не предоставляются.

Таким образом, внесенные в Закон РА “О закупках” крайне спорные изменения привели к тому, что информация о ежегодно выделяемых из государственного бюджета средствах в размере примерно полумиллиарда драмов стала недоступной как для журналистов, так и для общественности. Однако невозможно бороться с коррупцией и требовать подотчетности власти, оставив вне этого процесса первых трех лиц государства.

Асмик БУДАГЯН
эксперт КЗСС

Share