НЕТ АДРЕСАТА — НЕТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ։ Закон создал сложности не только в государственных инстанциях, но и в работе СМИ

В поисках информации от государственных структур журналисты зачастую встают перед проблемой: к кому обратиться — к пресс-секретарю (того или иного ведомства) или в подразделение по связям с общественностью? Как получить интересующие сведения более оперативно?

“Когда отправляешь запрос, ответ на который мы должны получить, как минимум, в течение 5 и максимум — 30 дней, он поступает к нам через 2-3 месяца. Бывают даже случаи, когда в аппарате правительства эти запросы теряются”, — выражает свою обеспокоенность журналист газеты “Айкакан жаманак” Нарек Киракосян.

В соответствии с изменениями в Законе РА “О публичной службе”, принятыми парламентом страны 23 марта нынешнего года, в государственных структурах отныне не должно быть одновременно и пресс-секретаря, и руководителя службы по связам с общественностью. Должность последнего переходит в разряд назначаемых по усмотрению руководителя ведомства, законом устанавливается один штат, который занимает пресс-секретарь. Вице-спикер Национального Собрания Армении Арпине Ованнисян, которая в свое время вносила предложения по этому закону, отмечает: “Особенно у лиц, занимающих политические должности, будь это министры, премьер-министр, председатель НС и т.д., с функциональной точки зрения пресс-секретарь и начальник управления по связям с общественностью обычно осуществляли аналогичные функции”.

В этом причина того, что для получения информации журналист порой бывает вынужден устанавливать контакт со всеми ответственными лицами. Обычно обязанности пресс-секретаря связаны непосредственно с главой ведомства, а функции подразделения по связам с общественностью — со всем ведомством, в том числе и с руководителем. По утверждению пресс-секретаря исполняющего обязанности министра сельского хозяйства  Армении Ани Смбатян, “основное разделение их функций состоит в следующем: работу со СМИ выполняет пресс-секретарь министра, а отдел осуществляет свои полномочия, установленные законом. В частности, мониторинг, ответы на вопросы, поступающие по “горячей линии”, организация приемов у министра и заместителей министра”.

В соответствии с изменениями в Законе РА “О публичной службе”, пресс-секретарь в случае ухода с поста его непосредственного руководителя продолжает пребывать на своей должности — до назначения нового руководителя. Это создаёт проблему, особенно в тех случаях, когда руководитель подразделения по связям с общественностью становится пресс-секретарём. На предыдущей должности он как гражданский служащий защищен законом, на новой — уязвим, так как новый глава ведомства может по своему усмотрению привести с собой другого пресс-секретаря. Эту озабоченность разделяет и вице-спикер парламента Арпине Ованнисян: “Определённый болезненный этап будет наблюдаться: многие руководители управлений по связам с общественностью однозначно не захотят работать там, где их будут связывать с должностным лицом…и их легче будет уволить с работы…».

Хотя Закон РА “О публичной службе” уже давно действует, на данный момент в 7-ми из существующих 17 министерств сохраняется старый порядок: здесь имеются и пресс-секретари, и руководители служб по связам с общественностью. Это — министерства по чрезвычайным ситуациям, сельского хозяйства, образования и науки, обороны, территориального управления и развития, экономического развития и инвестиций, транспорта, связи и информационных технологий.

Руководители ведомств, не выполняющих требования закона, пока не придают этому серьезного значения. Так, исполняющий обязанности министра транспорта, связи и информационных технологий Акоп Аршакян откровенно признает: “Я не думал об этом, однако я в принципе могу сказать: много говорится об оптимизации нашей системы. Отмечу, что мы, в первую очередь, рассматриваем оптимизацию в вопросе руководства”. Исполняющий обязанности министра здравоохранения Арсен Торосян также находится в неведении относительно требования закона: “Впервые слышу об этом. Уверен, что в будущем году у нас будут структурные изменения. Думаю, в это время мы обратимся к данному вопросу”.

Каковы предпочтительные варианты контактов с официальными лицами для получения информации? Из 27 журналистов, принявших участие в проведённом Комитетом по защите свободы слова опросе, 11 предпочитают получать информацию по телефону, 11 — посредством брифингов и пресс-конференций. Всего 2 журналиста посчитали приоритетным фейсбуковские записи и прямые эфиры, ещё двое предпочтение отдали официальным запросам. Журналисты хотят персональных, лицом к лицу, контактов с собеседником. По результатам опроса, все респонденты, за исключением одного, посчитали получение пресс-релизов от ведомств приемлемым, но не приоритетным источником информации.

Редактор портала “Aravot.am” Анна Исраелян сравнивает стиль работы бывших и нынешних властей: “В отличие от прежней власти, которая работала с группой лояльных ей средств массовой информации, нынешняя — предпочитает Фейсбук, а не контакты со СМИ. Большая часть сообщений идет именно через Фейсбук. В этих условиях пресс-секретари напрасно получают деньги налогоплательщиков”.

Однако Анна Исраелян не считает, что пресс-службы должны закрыться: “Международный опыт свидетельствует, что это вряд ли правильный путь. Новая армянская власть отнюдь не первая и не единственная, которая общается с гражданами страны посредством социальных медиа. К примеру, Дональд Трамп весьма активен в Твитере. Однако это не означает, что пресс-служба Белого дома не работает и не распространяет сообщения”. Для журналиста главное — получить ответ на свой вопрос. И изменения в Законе РА “О публичной службе” в действительности создают сложности не только внутри ведомств, но и в работе СМИ. Анна Исраелян вспоминает: “Когда в дни апрельской четырёхдневной войны пресс-секретарь Министерства обороны Арцрун Ованнисян находился в Арцахе и в целях безопасности отключил свой телефон, у нас не было другого источника информации, от которого было бы возможным получить комментарий или же уточнить новость”.

Для журналиста “Айкакан жаманак” Нарека Киракосяна желательно наличие как пресс-секретаря, так и руководителя службы по связям с общественностью: “Когда не можешь дозвониться до одного, по крайней мере, можно связаться с другим. В этом отношении мне как журналисту, конечно, выгодно. Однако не знаю, насколько выгодно государству иметь и пресс-секретаря, и начальника управления информации”.

По данным Комитета по защите свободы слова за три квартала 2018 года, в случаях нарушений права на получение и распространение информации журналисты очень редко обращаются в суд. В этом вопросе особенно активна общественная организация “Союз информированных граждан”, учредившая информационный портал “Fip.am”, который специализируется на проверке фактов и опровержении ложных сведений (fact checking). Хотя эта организация в судебных процессах, в основном, выигрывала, однако из-за несовершенства законодательства ни разу не смогла добиться привлечения ответчиков к административной ответственности.

По мнению координатора программ “Союза информированных граждан” Даниела Иоаннисяна, при наличии хороших кадров совмещение двух должностей (пресс-секретаря и руководителя службы по связям с общественностью) может иметь положительный результат, позволит избежать сваливания ответственности друг на друга: “Если объединение этих двух штатов будет проводиться эффективно, и будет четко известно, кто является ответственным за информацию, это даст нам возможность не только более адресно направлять запросы, но и в случае непредоставления информации знать, кто должен быть привлечен к ответственности. Только таким образом этот институт начнет работать”.

Если журналисты сталкиваются с проблемами при запрашивании информации из государственных органов, то, очевидно, что рядовым гражданам бывает еще сложнее. До тех пор, пока в государственных органах не будет конкретных адресатов, то есть ответственных лиц за предоставление информации, не будет и ответственного отношения к этой важной работе.

 

Асмик Будагян,

эксперт Комитета по защите свободы слова