Защита персональных данных: исключение для СМИ

В Армении пока неизвестны случаи привлечения к ответственности за незаконный сбор, обработку и распространение персональных данных. Директор общественной организации “Цифровые права” Андраник Маркосян сравнивает ситуацию в Армении с положением в государствах Европейского Союза, где минимальные штрафы в этой сфере начинаются со 115 тысяч евро. Эксперт по информационной безопасности убежден, что сбор персональных данных в нашей стране осуществляется весьма произвольно: “К примеру, вам нужно что-то оформить. Для этого у вас, не объясняя причин, требуют паспорт, затем делают его копию. И никто не спрашивает: зачем это нужно, что делают в дальнейшем с вашими данными — надлежащим образом их уничтожают или используют в каких-то неизвестных вам целях?”

При этом для г-на Маркосяна не имеет значения, кто именно собирает личные данные, — будь то работник банка или журналист: закон одинаков для всех. Но до 16 декабря 2016 года все было по-другому. Закон РА “О защите персональных данных” предусматривал исключение: сбор и обработка личных данных не повергались ограничениям, если они осуществлялись в журналистской, литературной или художественной сферах деятельности. Это было зафиксировано в пункте 3 статьи 1 указанного закона. Однако в 2016 году Национальное Собрание РА приняло изменение, согласно которому данное положение было признано утратившим силу. Причем процесс подготовки и рассмотрения поправки проходил келейно, без каких-либо обсуждений.

Начальник Агентства по защите персональных данных Министерства юстиции Армении Геворг Айрапетян вспоминает, что даже специалисты узнали об этом не сразу, поскольку “поправку внесли в рассматриваемый проект закона в период между первым и вторым чтениями, а сам документ был включен в пакет с другими законодательными актами”.

Геворг Айрапетян не видит ничего предосудительного в том, что из закона было удалено упомянутое исключение, и не считает, что этим ограничивается свобода журналистов: “Закон “О защите персональных данных” не предполагает обеспечение свободы журналистской деятельности. Подобные положения содержатся в других законах. Например, статья 7 Закона РА “О массовой информации” определяет, как журналист должен поступить с информацией, касающейся личной жизни персон, фигурирующих в его публикациях. Это четко прописано и в постановлениях Европейского суда по правам человека”.

Между тем, руководитель Центра свободы информации, бывший начальник Агентства по защите персональных данных Шушан Дойдоян отмечает: “В действительности, сегодня Закон “О защите персональных данных” не применяется в полном объёме, многие его статьи просто остались на бумаге”. В то же время она опасается, что, если государство вдруг решит применить все положения этого закона, журналисты просто не смогут работать: “К примеру, если чиновник не дает согласия на использование его персональных данных, журналист, по логике закона, обязан уважать это его право и не собирать и не распространять информацию о нем, что прямо противоречит и миссии журналиста и СМИ”.

У нынешнего руководителя Агентства по защите персональных данных Геворга Айрапетяна нет подобных опасений. Он привел следующие данные. В течение 2016 года, когда закон вступил в силу, было возбуждено 11 административных дел, в 2017 году — 21, а в 2018 году эта цифра достигла 30. Как отмечает Г. Айрапетян, из 62 дел только одно касалось СМИ. При этом гражданин проиграл это дело. В то же время руководитель Агентства утверждает, что даже европейское законодательство не предусматривает для журналистов таких преимуществ при обработке персональных данных, когда гражданин может оказаться в неравном положении. “Наш закон изначально исключал какое-либо ограничение для журналистов в работе с персональными данными, если они не содержат государственную, служебную, банковскую или страховую тайну, а также, если они не имеют отношения к национальной безопасности и обороноспособности государства. То есть, наш закон гораздо более категоричен — в отличие от европейского права, — утверждает Геворг Айрапетян. – Европейский закон говорит: да, в деятельности журналистов право на защиту персональных данных также должно уважаться. Необходимо учитывать некоторые особенности и служить общественным интересам”.

Между тем, Шушан Дойдоян не согласна с подобным мнением. Она полагает, что Европа предусматривает более демократичный подход для журналистов при сборе, обработке и использовании персональных данных. Там просто считаются с исключительной ролью журналистики в общественной жизни. И пункт 3 статьи 1 закона Армении фиксировал именно эту исключительную роль: “Отмена данного пункта противоречит и статье 108 Конвенции Совета Европы, которая также обеспечивает полную защиту прав и СМИ, и каждого гражданина по обеспечению тайны персональных данных. И восстановление этого пункта в определенной мере приведет в соответствие наше законодательство с упомянутой статьей Конвенции”.

Шушан Дойдоян напоминает, что без пункта 3 статьи 1 действующий закон является, образно говоря, миной, заложенной под работу журналистов. Так, государственный чиновник, ставший объектом журналистского расследования, может попросту обратиться в Агентство по защите персональных данных и потребовать, чтобы был изучен компьютер данного представителя СМИ — с тем обоснованием, что тот надлежащим образом не сохраняет относящиеся к нему персональные данные. Для противодействия такому своеволию, как полагает Шушан Дойдоян, нужно иметь соответствующие возможности: “Полагаю, пришло время дня признания утратившим силу изменение, сделанное в Законе “О защите персональных данных” от 2016 года, по которому работа СМИ данным актом не регулируется. Установленные этим законом обязанности и механизмы регулирования не могут распространяться на медиа, которые имеют чрезвычайно важную миссию — передавать обществу информацию”.

Известно, что после внесенных в 2016 изменений Закон РА “О защите персональных данных” не применялся в отношении представителей СМИ. Однако специалистов тревожит, что исключение из 1-й статьи 3-го пункта может стать причиной того, что государственные чиновники и другие лица, ставшие фигурантами журналистских расследований, буквально забросают жалобами Агентство по защите персональных данных, стремясь оказать давление на СМИ. И тогда армянским медиа придется всерьез задуматься — а стоит ли усложнять себе жизнь и проводить журналистские расследования?

 

Асмик Будагян,

эксперт КЗСС

 

Share