Правила “честной игры” для медиа-аудитории

Принятый в 2003 году Закон РА “О массовой информации” до сих пор, судя по отзывам журналистов, не мешал деятельности СМИ. Медиа-эксперт Месроп Арутюнян полагает, что это обстоятельство является показателем, по которому можно оценивать тот или иной закон. Однако защищается ли право потребителя знать, какие и чьи именно интересы обслуживает то или иное СМИ?

Закон “О массовой информации” имеет ряд недостатков, чем пользуются, в частности, онлайн медиа. Так, предусмотренное статьей 11 этого закона требование публикации выходных данных (адрес, телефон, наименование юридического лица, учредившего СМИ, имя ответственного за данный выпуск и т.д.) распространяется на “средства информации, выпущенные на материальном носителе”, а также на вещательные СМИ. Изначально общая формулировка “материальный носитель”, прежде всего, касалась традиционных СМИ. В 2003 году онлайн медиа еще не были столь развиты, и до сих пор эти положения, как правило, не применяются. Между тем, по мнению экспертов, нет разницы, какой вид имеет материальный носитель.

“Онлайн платформа — то же СМИ, просто носитель изменился, — говорит медиа-эксперт Месроп Арутюнян. – Когда с содержанием сайтов возникает проблема, не можешь найти даже адреса, чтобы получить разъяснения. Или же неизвестно юридическое лицо, против которого можно представить гражданский иск. Ряд журналистских организаций на протяжении ряда лет говорят, что в эту проблематичную статью 11 Закона “О массовой информации” необходимо внести изменения. Нужно ставить условие перед СМИ: если хотите аккредитовать своего журналиста, чтобы он был защищен, представьте свои выходные данные. В противном случае в аккредитации должно быть отказано”.

Согласно международной рейтинговой системе ALEXA, из первых 45 армянских информационных сайтов лишь 3 имеют полные выходные данные. На 37 сайтах отсутствуют различные необходимые сведения. На двух — указан только электронный адрес, на одном — только адрес, а на ещё двух — вообще нет никаких выходных данных. Кстати, наименования учредителя нет на 35-ти из 45 сайтов. Таким образом, учредители онлайн медиа, как правило, избегают предоставлять касающиеся их СМИ полные выходные данные.

Из каких источников поступают финансовые средства СМИ? Вопрос актуальный, особенно сейчас, когда в медиа сфере происходит перераспределение собственности, и более отчетливо проявляется разделение СМИ по соответствующим политическим и финансовым лагерям. В свое время шли бурные дискуссии между специалистами по поводу того, должны ли СМИ раскрывать свои финансовые источники. Авторы Закона “О массовой информации” статью 12 сформулировали следующим образом: “Лицо, осуществляющее информационную деятельность, обязано до 31-го марта текущего года включительно опубликовать в очередном выпуске средства информации (если оно выпускается) финансовый отчет за предыдущий год относительно деятельности, касающейся данного средства информации, под заголовком “Годовой отчет” с указанием размеров валового дохода и доли пожертвований в нем”.

Сегодня Месроп Арутюнян полагает, что в законе представлено слишком мягкое требование: “Может, для прозрачности финансовых источников необходимо найти самые строгие формулировки. Если эти источники прозрачные, потребитель понимает, какие интересы в данном случае существуют. Если зафиксировано, что какое-либо СМИ полностью финансируется со стороны той или иной олигархической структуры, то ясно, что оно обслуживает интересы этой структуры. Прозрачность финансовых источников является также одним из правил “честной игры” в отношении потребителей”.

По мнению главного редактора газеты “Аравот” Арама Абрамяна, наши читатели достаточно развиты, чтобы различать, кто выполняет заказ, а кто — нет: “Любой водитель такси может это объяснить. Более того, если даже известно, что владельцем или спонсором СМИ является конкретное лицо, нет никакой гарантии, что на самом деле это не кто-то другой. Для читателя должно быть ясно, кто владелец. А личность того, кто финансирует, может носить формальный характер. То обстоятельство, что то или иное СМИ выполняет заказ или же является независимым, читатель или принимает, или нет. Финансовые ресурсы для него не столь важны. Я получил средства, за счет которых содержу газету. Допустим, это наследство от бабушки. А выполняю я чей-то заказ или нет — это уже мой выбор”.

Журналист и публицист Мгер Аршакян считает важным, чтобы для читателя было понятно, образно говоря, откуда дует ветер, когда то или иное СМИ представляет какую-либо точку зрения: “Действующее СМИ — будь это интернет-издание или газета — должно представлять отчет: это ориентирует читателей”. Более того, по словам Аршакяна, в случае непредставления отчета необходимо применять механизмы ответственности. Лишь бы это не воспринималось как преследование: “Без угрозы “дубинки” никто не захочет работать прозрачно. Следовательно, необходим механизм ответственности. Каждое СМИ должно понимать, что непредставление отчета свидетельствует не о его свободе, а о безответственности”.

Президент Ереванского пресс-клуба Борис Навасардян полагает, что любой гражданин имеет право знать, из какого источника финансируется СМИ, и, соответственно, решать, доверять ему или нет. Например, законодательством страны предусмотрено, что одно и то же лицо может владеть только одной телекомпанией и одной радиостанцией, однако нет механизмов проверки: “Одно и то же лицо может создать несколько ООО (общество с ограниченной ответственностью), и мы имеем подобную практику, когда в один холдинг входят различные ООО, и их владельцами де-факто являются одни и те же физические лица. Тем самым закон нарушается”.

Медиа-эксперты продолжают обсуждения относительно законодательного регулирования обеспечения прозрачности собственности и источников финансирования СМИ. После того, как предложения обретут окончательный вид, они будут представлены в парламент.

 

Асмик Будагян,

эксперт Комитета по защите свободы слова

 

Share